Единая Русь arrow Новости arrow Русских немцев мошенническим путем загоняют в рабство в колонии "Нойфельд" (Парагвай)
Разделы сайта
Единая Русь
Новости
Исследования
Публицистика
Документы
Прочее
Точка зрения
Мультимедиа
Авторизация





Забыли пароль?
Вы не зарегистрированы. Регистрация
Зачем регистрироваться?
Украинские страницы



Независимая литературная Русская премия

Anti-Orange

СРПСКА.ру

ПРОСТО.org


 Народное   радио

Стяг



Русских немцев мошенническим путем загоняют в рабство в колонии "Нойфельд" (Парагвай) Версия для печати
Написал Винокурова Наталья   
30 мая 2011

Если вы все еще уверены, что хотите жить в Нойфельде, то вам сюда...

В Южной Америке проживает много выходцев из стран бывшего Советского Союза. Но если раньше русские христиане бежали в Парагвай и другие южноамериканские страны, укрываясь от преследований за веру, то сегодняшние русские немцы-христиане туда едут, в основном, за длинным евро и надеждой укрыться от либерных ценностей больших городов Германии.

О парагвайской колонии русских немцев Нойфельд Наталья Винокурова узнала несколько лет назад, когда в поездке познакомилась с семейной парой, возвращающейся со старой родины – Германии на новую – Парагвай. Первый вопрос, который у нее тут же возник:

- Какими судьбами вы оказались в Южной Америке?

- Да, вот, поверили раскрученной рекламе про фермерскую жизнь в Парагвае, про колонию, состоящую из «наших». Решились вложить деньги в этот проект.

- А разве в Германии вам жилось плохо?

- Кризис! Сейчас все дорого, очень сложно найти работу, проблема с языком, возраст уже не тот! Коренные немцы негативно относятся к приезжим немцам.

- И почему выбрали Парагвай?

- Именно в Парагвае наши соотечественники – братья Нойфельд решили основать колонию и позвали русских немцев переселяться.

- Ну и как вам живется на новом месте?

Тут мой собеседник глубоко вздыхает, чешет затылок и медленно подбирает слова, чтобы описать ситуацию:

- Ну, как вам сказать… Вложились мы хорошо, потратили много денег на покупку территорий. Это было одно из условий поселения в этой колонии. Сначала надо купить себе землю. Только вот одно «но». Купить-то мы ее купили, а вот никогда не видели.

- Это как?

- Да, вот так.

- Подождите, подождите… Так же ведь не делается! Сначала вы выбираете себе кусок земли, приезжаете на место, смотрите, если оно вам нравится или нет, ровный ли участок, нет ли оврагов, крутых склонов, непроходимых джунглей… А потом уже подписываете бумагу!

Мой попутчик, сокрушаясь, искренне начал делиться всеми своими переживаниями, накопленными за время жизни в Парагвае:

- Живем мы почти без прав. В колонии есть вооруженная охрана. Так просто нельзя покинуть территорию колонии, продать свой дом и уехать. Нельзя и в гости просто так к нам приехать. По телефону нас прослушивают. Мы всего боимся.

- Так эта колония совсем не похожа на мирное аграрное сообщество, которое решило вести совместное хозяйство. Это концлагерь какой-то! – в сердцах воскликнула я.

- Да уж… Если руководство узнает, что мы против него что-то говорим или чем-то недовольны – у нас могут отобрать работу. А без работы нам станет совсем худо. Пока она у нас есть – мы зарабатываем по 400-500 долларов каждый месяц, то мы спокойны. Построили дом, живем в своем уголке, но свободы не чувствуем. Главное, что мы не можем продавать то, что у нас есть. Мы сами должны были понять, как работать на садовом участке в условиях тропического климата, когда сеять, как удобрять. Мы ничего этого не знали. Много саженцев пропало…

 

Видимое благополучие поселения русских немцев в Парагвае

 

Мой попутчик продолжал рассказывать о проблемах со школой в Нойфельде, о больнице и медицинском обслуживании, о «разбираловках» между охранниками, доносчиками в среде колонии, об ожидаемых через много лет процентах, собранных с аренды виртуальной земли в кошелек руководства колонии.

В голове крутилась мысль – а сама бы я попалась на такую заманчивую идею о райском теплом месте с возделыванием своего хозяйства в мирном общежитии с сельчанами, с ожиданием даров природы и материальном процветании, если бы мне предложили все это мои земляки?

Реклама – двигатель торговли

«Мы хотим рассказать вам о нашем проекте, – писали авторы идеи переселения российских немцев в Парагвай, – который может обеспечить вам дополнительный доход. Основа его имеет глубокие исторические корни. Суть проекта заключается в том, что только потомки тех, чьи предки имели собственную землю и извлекали из нее материальное благополучие, дожили до сегодняшнего дня. Мы советуем вам приобретать пахотную землю и сдавать ее в аренду. Так как в Европе земля слишком дорогая, мы предлагаем вам землю в Парагвае, где живут наши земляки. Причем, наша фирма возьмет на себя все юридические формальности, связанные с куплей, продажей, сдачей в аренду и своевременной выплатой вам дивидендов. Цена одного гектара плодородной земли колеблется от 1.000 до 3.000 евро. Если, например, вы приобретаете 12 гектаров, вам нужно заплатить за нее всего 28.800 евро. В Европе 12 гектаров вам обойдутся в 720.000 евро. С 12 гектаров земли можно получить урожай. Например, сои 48 тонн и продать ее по цене 300 евро  за тонну, получив 14.400 евро. Если вы от этой суммы будете иметь 30%, то это составит 360 евро в месяц дополнительного дохода. Фирма Neufeld предлагает специально разработанную модель финансирования, при которой вы уже через восемь лет начнете получать от своей земли дивиденды. Не слишком хорошо дела идут во всей Европе: с начала этого года практически у всех стран еврозоны заметно ухудшились перспективы роста, при этом экономика Германии сегодня по сути дела балансирует на грани рецессии. Экономика Парагвая не сильно развита, но страна относительно независима от иностранного влияния и проводит политику свободной торговли.
Парагвай не выдает своих граждан другим государствам, а также в стране не признаются налоговые, валютные и политические преступления. Парагвай охотно принимает иммигрантов. Правительство борется с любой расовой или религиозной дискриминацией».

Вот на такую рекламу-уловку и попались, как на удочку, наши до сих пор не наученные опытом постсоветских махинаций граждане бывшего СССР. Чтобы понять, почему из Германии в Парагвай продолжают приезжать русские немцы-христиане благодаря «крутящейся» рекламе на русском телевидении в Германии и в русскоязычной газете «Земляки», сначала надо понять особенности национального характера.

 

Цена счастья в Нойфельде - бесправие и несвобода

 

История немецких колоний

Идея колоний для немецкого социума не нова. О немецких поселениях меннонитов мы наслышаны, они есть во многих странах. Знаем о немецких колониях со времен царской России. В 1763 году Императрица Екатерина II «пригласила иностранцев «праздношатающихся» переселиться в Россию для заселения и обитания рода человеческого в наивыгоднейших и полезнейших местах», – немцы в Германии, по случаю семилетней войны, находились в бедственном положении: постоянные войны и пожары до такой степени разорили жителей, что многие остались без крова и средств. «Поэтому немцы и согласились переселиться из Германии в Россию; кроме немцев, в России пожелали поселиться некоторые швейцарцы, шведы и французы»,- рассказывается в статье Ф.В. Духовникова «Немцы, другие иностранцы и пришлые люди в Саратове», изд. 1893 года.

«Они были привезены на счет казны морем в С-Петербург, и потом не только отправлены на место их назначения на казенный счет, но и отведены еще были им селения, луга, леса и дан рабочий скот, необходимая утварь и провиант на несколько лет. Число колонистов с женами и детьми простиралось до 10 000 душ».

В конце XIX века эмигранты скупали земли, заселяли окраинные территории России. В селениях колонисты строили лютеранскую и католическую церкви, имели свои школы, старались говорить только на немецком языке. Но удивительно, что в самой Германии также образуются колонии, как в случае с одноименной колонией Нойфельд (Дитмаршен), в которой тоже насчитывается около 600 человек, так и в парагвайской колонии.

Что заставляет людей собираться в группы, покупать земли и селиться в одном месте? Какая идея движет ими?
Идея преуспевающей экономической зоны или района. Для хозяйственного развития немецкой деревни характерной чертой является высокий уровень кооперированности. Самодостаточность, сохранение родного языка, культуры и религии, создание товариществ и артелей по любым формам хозяйства, отстраненность от политических течений, – вот основные характеристики любой немецкой колонии. А если к этому добавить семейственность – уважение к старшим, упорный труд и дисциплину, волевые качества, активность, педантичность, то все это превращает колонии в образцовые прибыльные хозяйства.
Вот как описывает свое представление об идеальной колонии Генрих – один из пользователей форума по теме, посвященной жизни в Парагвае (орфография и пунктуация сохранены):

- …Я об образе жизни. Жизнь в немецской сельскохозяйственной колонии это в первую очередь жизнь в оптимальном по величине, рациональном организованном населённом пункте. Где сохраняется «немецскость», где нормами поведения являются консервативные цености. Жизнь размерена, труд рационально организован. Интенсивность физического труда в силу его рациональной организации умерен. Свою жизнь можно планировать на много лет вперёд, нет стреса урбанизации и нет зависимости от наёмного рабочего места как где нибуть в германии или тем более в России. Но конечно есть и слабости колонии, в первую очередь определённая зависимость от не всегда рационального окружения – государственной системы…

Русская наивность: «Свои не обманут»

Создан целый проект, деловое предложение, подробный рассказ о том, как заработать деньги. Целый коммерческий секрет раскрыт и только нашим людям, обрусевшим немцам, как заработать легкие и нелегкие деньги. Ну, как тут не оценить доверие к соотечественникам, как не поверить опытным, «знающим» больше всех людям! Реклама вещает, вещает, вещает: «Райская жизнь не в холодной Германии, а среди своих односельчан в теплых тропических местах. Вкладываешь и ждешь прибыль через несколько лет. И уже зомбированные неустроенные в Германии русские немцы, продают последнее и пускаются в авантюру, отдавая свои сбережения за виртуальную землю, как единственный проходной билет для попадания в «рай».

 

О пирамиде по имени "Нойфельд" разве что дети переселенцев не знают

 

Обман? Пирамида?

Как только появился этот проект, в средствах массовой информации Германии тут же появились отклики наших немецких иммигрантов. Многие не поверили. Провели свои расчеты, сравнили с аферой российской фирмы недвижимости господина Мавроди:

- Это же очередной российский МММ на немецкий лад!

- Русско-немецкая фирма разводит соотечественников через Парагвай!

-А вы книгу «Буратино» читали? Там Лиса Алиса дала совет, что надо денежки зарыть, а на следующий день дерево вырастет… Вот это из той же оперы «заройте ваши денежки…»

- Тут может быть два варианта. «Вариант первый – все честно и сделано для людей». Инициаторы проекта, зарабатывают на своих земляках, продавая им землю за 2400 евро за гектар, которая на самом деле стоит всего 150 евро за гектар. Но при этом строят общественные заведения, столовую, школу, больницу, дороги, оплачивают за работу на общественных объектах хорошие деньги.

«Вариант второй – новый вид системы снежного кома, красиво замаскированного». Доверчивых немцев облапошивает русско-немецкая мафия, которая крутит деньги вкладчиков, но в случае низкой прибыли, заплаты в дыре экономии деревни Нойфельд покрываются за счет новых вкладчиков. За все время существования колонии Нойфельд немцы продолжают спорить – где правда, а где подвох?

- Почему колония на отшибе и вовремя дождя туда не проедешь?

- Почему на въезде полиция?

- Почему землю предлагают только нашим?

- Почему сайт только на русском языке, мы же живем в Германии? Чтобы другие не прочитали? (Сайт в настоящее время публикует материалы на двух языках).

- Какой Банк даст простому человеку (Johann Neufeld приехал в 1989 году в Германию) для покупки земли 150х26.000=> 3,9 миллиона евро?

Колония Нойфельд

Краткая справка: Расположение – Парагвай, департамент Каасапа, район Юти, 50 километров от ближайшего поселка. Год основания – конец сентября 2005 года. Купленные гектары земли – 30 000. Происхождение эмигрантов: русские немцы. Количество семей в колонии – 600. Организация: Cooperativa Neufeld Ltda. Инвестиции: 60 миллионов евро.
У руководства колонии есть собственный сайт, в гостевой книге которого всего лишь одна страница сообщений для тех, кто живет в этой колонии: «Передайте привет такой-то, такому-то!», «Ищу такого-то, знаю, что переехал в Парагвай», «Отзовитесь колонисты, расскажите, как в живете в деревне Нойфельд?» На страницах – сводки о сельскохозяйственных работах, о дружной жизни колонистов, фотографии не скучающей молодежи, детского сада, плантаций макадамии. Глядя на этот радужный сайт, у удрученного неясной погодой немца с бесперспективным будущим, появятся сомнения в правильном выборе место жительства, которое перерастет в убежденность в еще одной попытке найти свое место под солнцем.

Новости местной прессы

Парагвайские газеты в разных аспектах публикуют статьи о колонии новых поселенцев. С одной стороны, колонистам есть чем гордиться: всего за пять лет кооперативщики смогли превратить бедный район департамента Каасапа в процветающую зону; поставили себе цель стать крупнейшими производителями орехов макадамия в мире; предложили работу 500 жителям близлежащих селений.

 

Стоит ли менять холодную Германию на унижения и страх парагвайской колониальной жизни?

С другой стороны, пресса освещает проблемы и внутри деревни. Например, парагвайский портал ABC DIGITAL рассказывает, что поселенцы колонии Нойфельд, заплатившие по 60 тысяч евро основателям колонии, чувствуют себя обманутыми. Гражданке Германии Надежде Кононове пришлось прибегнуть к помощи парагвайских правозащитников, чтобы вывезти свои вещи из колонии и вернуться в Германию. Она оповестила прессу, что ее сюда заманили обманом, что рассказали о плодородности парагвайской земли, о прогнозируемых двух урожаях в год сельскохозяйственных культур. На самом деле, ее семью поселили там, где нет основных условий для удобного проживания с услугами здравоохранения, образования. И возможности использования земли оказались минимальными. (Скорее всего, причина в красно-желтых ферралитных и латеритных почвах, характерных для тропических зон. В жарком и влажном климате отмершие остатки растений быстро перегнивают. Густые корни растений, расположенные у самой поверхности, быстро поглощают питательные вещества. Остатки питательных веществ ежедневными ливнями вымываются вглубь. Поэтому эти почвы неплодородные.).

«Жители колонии Нойфельд, расположенной в 50 километрах к северу от города Yuty, заявили о многочисленных нарушениях и злоупотреблениях в колонии. Основная проблема, с которой они столкнулись, является отсутствие Свидетельства собственности на землю, которую они приобрели в Германии у Николая Нойфельда за бешенные деньги».
«Колонисты просят не называть их имени, так как боятся преследований со стороны администратора колонии Федора Рау. Многие из них не могут себя защитить в Парагвае, так как не говорят на испанском языке, и Рау постоянно их запугивает: им бесполезно обращаться в полицию, так как парагвайские власти подкуплены, в том числе, и представители судебной системы».

«Служащие полицейского участка района Юти работают в колонии Нойфельд в качестве частных охранников. Они так же помогают администрации колонии, злоупотребляющей властью, подчинять себе жителей колонии…»

«Тот, кто осмелится осуждать хозяина колонии, того заносят в черный список и начинают преследовать: не дают работу, дискриминируют. Наемные полицейские довершают произвол преследованием, когда колонист уже не выдерживает морального давления и покидает Нойфельд, оставляя все свои вещи и построенный своими руками дом…»

Колония русских поселенцев Нойфельд – что это? Крестьянская мечта о процветающем хозяйстве, о желании быть хозяином своей жизни? Но на деле за такое счастье надо дорого заплатить, иной раз свободой и правами.

Наталья Винокурова

Славянский Голос

 
© 2014 Единая Русь
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.